Сельская жизнь. Официальный сайт
Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
От худого семени
не жди доброго племени
Без растениеводства трудно представить любое сельхозпредприятие, без семян – растениеводство, а семена – без селекционной работы. Однако 2022 год явил нам неприглядную правду – отечественная селекция продолжает находиться в плачевном состоянии. Поэтому перспективы ее развития в условиях стремительно меняющихся геополитических реалий не зря стали самой обсуждаемой темой среди работников и руководителей сельскохозяйственной отрасли.
Без растениеводства трудно представить любое сельхозпредприятие, без семян – растениеводство, а семена – без селекционной работы. Однако 2022 год явил нам неприглядную правду – отечественная селекция продолжает находиться в плачевном состоянии. Поэтому перспективы ее развития в условиях стремительно меняющихся геополитических реалий не зря стали самой обсуждаемой темой среди работников и руководителей сельскохозяйственной отрасли.
Как будут развиваться селекционная наука и семеноводство с учетом новых вызовов, что удалось сохранить и какие инновационные прорывы делают российские селекционеры, рассказывает бывший директор, а ныне советник ФГБНУ “Национальный центр зерна им. П.П. Лукьяненко” Александр Романенко.
Как все начиналось

– Александр Алексеевич, по уровню научных достижений, степени внедрения их в сельскохозяйственное производство страны ФГБНУ “Национальный центр зерна им. П.П. Лукьяненко” по праву стал достоянием России, производственной и научной школой аграрников. А как все начиналось? У Центра ведь богатая история.

– Идея и, впоследствии, проект организации сельскохозяйственной опытной станции, возник в далеком 1910 году. Для реализации этой цели было предложено выделить участок площадью в 500 десятин вблизи станицы Кавказской. 17 марта 1912 года “Особое совещание” при Кубанском областном правлении, пересмотрев проект организации опытной станции в Кубанской области, постановило: “Кубанская сельскохозяйственная опытная станция, являясь центральным и объединяющим органом всей опытной организации Кубанской области, должна занимать положение, удобное для постоянных сношений с подчиненными ей учреждениями. Станция должна находиться в географическом центре области, возможно ближе к административным и культурным центрам и представлять служебному персоналу больше жизненных удобств”. И уже в октябре Екатеринодарская городская дума вынесла решение о местонахождении Кубанской сельскохозяйственной опытной станции вблизи города Екатеринодара, на 150 десятинах (десятина – 1,0925 га, т.е. 164 га) городской земли. В декабре 1913 года, по соглашению с Кубанским областным правлением, Департамент земледелия командировал для заведования делами по устройству Кубанской сельскохозяйственной станции старшего специалиста по сельскохозяйственной части Александра Карловича Коля. С его прибытием в 1914 году и начала свое фактическое существование опытная станция.

Согласно постановлению ЦК КПСС и Совета Министров СССР в 1956 году на базе Краснодарской государственной селекционной станции был создан Краснодарский научно-исследовательский институт сельского хозяйства (КНИИСХ). В год своего образования институт имел 5105 га земли.
Он стал селекционным и технологическим центром по зерновым культурам Краснодарского края. Авторитет института неуклонно растет, он является флагманом аграрной науки Кубани, обеспечивая своими сортами Северный Кавказ и другие регионы страны. В 1973 году институту было присвоено имя академика П.П. Лукьяненко.

После проведения ряда реформ, в 2017 году институт преобразован в Федеральное государственное бюджетное научное учреждение “Национальный центр зерна имени П.П. Лукьяненко” (НЦЗ).

Cегодня “Национальный центр зерна им. П.П. Лукьяненко” – один из ведущих селекционных центров зерновых и зернобобовых культур в мире. Более чем вековая история Центра – пример стремительного развития российской аграрной науки, востребованности уникальных разработок. За генетическим, посевным материалом озимых колосовых культур сюда обращаются ученые и специалисты более чем трех десятков стран. В России сортами НЦЗ занято свыше 8 миллионов гектаров, и география их поставок будет дальше расширяться.

– В свое время вы и ваши коллеги не раз высказывали свою точку зрения о целях и задачах по реорганизации института с мировым именем. Что можете сказать по прошествии пяти лет? Опасения или надежды оправдались?

– Непростыми были во времена ФАНО разговоры с теми руководителями, кто в 2016 году инициировал объединение НИУ и создание научных центров. В марте 2016 года в стенах КНИИСХ мы встречались с помощником Президента РФ Андреем Фурсенко, губернатором Вениамином Кондратьевым и руководителем ФАНО Михаилом Котюковым. Нами выдвигался ряд обязательных требований: ФГУП (ОПХ) однозначно должны войти в состав Национального центра, чтобы сохранить товарное семеноводство озимых зерновых колосовых культур и звание Кубани как житницы России; Центр надо наделить землей; коллективам необходимо дать возможность оперативно управлять производством; и требование – не забирать прибыль, дать возможность саморазвиваться. Мы опасались, что если начнут приватизацию ФГУП, то земля, другие основные производства уйдут неизвестно в чьи руки. А это будет серьезный удар по науке, по законодательной и исполнительной власти края, по имиджу Кубани как житницы России. В целом, все, что мы планировали – получилось. Сегодня в центре трудится около двух тысяч человек. Это люди разных профессий: ученые, специалисты АПК, механизаторы, животноводы и т.д. За нами закреплено 42,6 тыс. га земли, в т.ч. 35,7 тыс. га пашни. Мы производим около 40 тыс. тонн оригинальных и элитных семян новых сортов и гибридов зерновых культур.

Не хлебом единым...

– Вы видный ученый в области семеноводства сельскохозяйственных растений. Под вашим руководством более 20 лет Национальный центр зерна занимался научными разработками. Чего удалось достичь?

– Нами разработана основополагающая научная концепция по созданию и “мозаичному” использованию в производстве широкого спектра новых высокопродуктивных сортов зерновых культур с ценными хозяйственно-биологическими признаками и свойствами, что позволило производить в крупных многоотраслевых и специализированных предприятиях зерно высоких кондиций в масштабах, удовлетворяющих как внутренние потребности, так и экспортные запросы.

Усовершенствована система семеноводческого процесса, дающая возможность ускоренного размножения новых сортов. Ее научное обеспечение и перевод на экономические рельсы позволили ускоренно размножать новые сорта, соответствующие новым ресурсосберегающим экологически безопасным технологиям производства зерна и в короткие сроки внедрять их в производство. Для этих целей создана сеть опорных пунктов и опытных полей в различных агроклиматических зонах Краснодарского края, разработана и успешно внедряется система мульчирующей почвозащитной и энергосберегающей технологии обработки почвы с использованием современной сельскохозяйственной техники. Эта работа была удостоена премии администрации Краснодарского края и диплома Россельхозакадемии. Разработанная методика подбора сортового состава для каждого конкретного хозяйства с учетом почвенно-климатических особенностей, набора предшествующих культур, уровня его экономических возможностей, основанная на морфо-биологических особенностях, позволила увеличить и стабилизировать валовой сбор зерна в Краснодарском крае на 10–15 %. Сегодня в период активной работы программы по импортозамещению и продовольственной безопасности страны она особенно актуальна и востребована.

За счет внедрения инноваций в сельскохозяйственную практику нам удается получать значительную прибавку урожайности зерновых культур в Краснодарском крае и других регионах РФ. В период с 2000 по 2006 г. прибавка урожайности зерна пшеницы варьировала от 1,8 до 8 ц/га, при колебании средней урожайности по краю от 35,8 до 51,0 ц/га, а валовая прибавка составляла ежегодно более 260 тыс. тонн. Сегодня эти цифры впечатляют еще больше. В 2021 г. урожайность составила 61,7 ц/га, в 2022 г. – уже 64,6 ц/га.
C 2010 по 2022 гг., производство зерна в Краснодарском крае неуклонно возрастало: так, в 2011 году валовой сбор зерна составил 11,6 млн тонн и получен рекордный урожай озимой пшеницы – 5,74 т/га. Валовый сбор в 2021 году равнялся уже 15500 тонн зерна, в 2022 г. – 15710 тонн. В текущем, очень сложном по погодным условиям году, вес Кубанского “каравая” составил 14,3 млн тонн. Озимых зерновых собрано 11 млн 281 тыс. тонн, в том числе пшеницы 9 млн 626 тыс. тонн. Качество в целом достойное – из обследованных 8,9 млн тонн озимой пшеницы продовольственное зерно составляет 85%, в том числе “сильного” т.е. третьего класса – почти 30%. Ежегодно сортами озимой пшеницы селекции НЦЗ в крае занято до 99% посевных площадей. Лидерами в крае являются подведомственные филиалы “Кореновское” (Кореновский район), им. Калинина (Павловский район), “Кубань” (Гулькевичский район), Северо-Кубанская сельскохозяйственная опытная станция (Ленинградский район).

Мы также являемся постоянными организаторами и участниками крупных научно-производственных мероприятий, позволяющих обозначить новые перспективные подходы в селекции и семеноводстве зерновых культур.

– Расскажите об основных направлениях исследований Центра, и какие задачи решались и решаются на его базе сегодня?

– Конечно, в первую очередь это селекционные работы. Наш Центр занимается селекцией мягкой, твердой, озимой, яровой и альтернативного образа жизни пшеницы, полбы, тритикале; биотехнологией, селекцией озимого и ярового ячменя, кукурузы, бобовых культур, конопли, технологии и паспорта возделывания зерновых культур, разрабатываем новые методы защиты растений от болезней и вредителей, а также первичным и промышленным семеноводством сельскохозяйственных культур. В Центре построены шесть современных семенных заводов, производительностью 10 т/час зерна каждый. За сезон на них производится более 35 тыс. тонн семян пшеницы высших репродукций. Конечно, в своей работе мы используем инновационные, современные биотехнологические методы такие как молекулярные маркеры, хромосомную и клеточную инженерию, редкие виды пшеницы и диких сородичей. Без ложной скромности могу сказать, что нам впервые в мире по программе хромосомной инженерии удалось заместить у пшеницы 5Д хромосому на 5Sот эгилопс спельтоидес, что расширило возможности селекционеров в создании сортов, устойчивых к листовым болезным. Также впервые в мире в Центре была создана культура – шарозерная тритикале. Сорта ТИТ и ГЕРЕЙ отличаются высокими продуктивностью и хлебопекарными качествами. Возрождена культура полба. Сорт ЯНТАРА с высоким содержанием белка (более 18%) и отличными макаронными достоинствами.

Для решения прорывных направлений в селекции сельскохозяйственных культур в 2019 г. в Центре созданы три новых научных лаборатории с участием филиалов по следующим тематикам:

• НПХ “Кореновское” – “Ускорение эволюции озимой пшеницы путем усиления взаимодействия систем филогенетической и онтогенетической адаптации, позволяющей повысить реализацию потенциала генотипической изменчивости”;

• НПХ “Кубань” – “Выделить автодиплоидные линии и линии с быстрой отдачей влаги зерном при созревании с целью создания высокопродуктивных гибридов кукурузы и разработка их агротехнологических паспортов”;

• НПХ “Калинина” – “Выделить селекционный материал с целью создания сортов кормовых культур и разработки агроэкологических паспортов для возделывания их в северной зоне Краснодарского края”.

Национальный центр зерна им. П.П. Лукьяненко – единственный в России, ведущий селекцию зимующего гороха. Его урожайность стабильно выше урожайности ярового гороха – в среднем на 30–50%.

Нашими учеными созданы сорта конопли волокнистого и масленичного направления с низким содержанием наркотических веществ.

В Центре также проводятся: полная технологическая и хлебопекарная оценка зерна сортов пшеницы и тритикале; определяется генетическая чистота сорта в семенных партиях; выявляются новые аллели и транслокации в коллекционном материале; определяется биотипный состав перспективных линий пшеницы.
Чем выше урожайность,
тем сложнее с качеством

– Насколько долгий процесс создания нового сорта?

– Создание сорта – чрезвычайно кропотливое и трудоемкое дело. В течение 8–10 лет необходимо изучить и систематизировать 30–35 тысяч образцов, чтобы выбрать один-единственный. Проводится огромное количество гибридных комбинаций, исследуются десятки и сотни тысяч потомств родительских форм, которые скрестили. Из этой многочисленной армии претендентов выбирается небольшое количество.

По уровню научных достижений, степени внедрения их в сельскохозяйственное производство страны ФГБНУ “Национальный центр зерна им. П.П. Лукьяненко” по праву стал Национальным достоянием России, производственной и научной школой аграрников. Здесь коллективом исследователей создаются адаптированные к современным условиям хозяйствования сорта и гибриды зерновых и зернобобовых культур, конопли и трав, разрабатываются и совершенствуются методы их селекции и семеноводства, используются современные достижения биотехнологии и молекулярной биологии. В производство агропромышленного комплекса передано более 450 сортов озимой пшеницы, тритикале, озимого и ярового ячменя, гороха, конопли, кормовых трав и гибридов кукурузы. Здесь стараются индивидуальное творчество совмещать с коллективным “мозговым штурмом”, что позволяет создавать и передавать в госсортоиспытание по пять-восемь сортов пшеницы и тритикале ежегодно.

Поставлен очередной рекорд по колосовым: достигнута планка в 10,4 млн тонн, что наглядно подтверждает тесную связь коллектива селекционеров и тех, кто причастен к хлеборобскому ремеслу.

Нам в свое время удалось создать сорта озимой мягкой пшеницы с урожайностью более 120 центнеров. Речь идет в первую очередь о Тане, Восторге, Таборе, Громе. Есть даже сорт, давший на опытных делянках по 136 центнеров зерна с гектара – коллеги назвали его “Алексеич”.

– А как совместить высокий урожай с хорошим качеством?

– В 1985–1990 гг. в Краснодарском крае перешли на интенсивные “английские технологии”, тогда урожайность составила 49 центнеров с гектара. Но в те годы вносили почти 300 кг удобрений на гектар. Сейчас средняя урожайность – 64–65 центнеров, хозяйства-рекордсмены собирают за 90, при этом удобрений вносим в два раза меньше – 150–160 кг. Вспоминаю себя, молодого агронома колхоза “Россия” Тимашевского района. Присутствуешь, бывало, на семинарах в КНИИСХ, слушаешь ученых о том, что на делянках отдельные сорта пшеницы дают по 80 центнеров, и скептически улыбаешься про себя: “Да, на делянках можно. А попробуйте таких результатов в товарных посевах добиться…”. Мы в середине семидесятых годов получали в хозяйстве по 40–45 центнеров, и меня хвалили в районе, в пример ставили. А сейчас? Земляк-фермер жалуется: “Взяли по 68 центнеров на круг. Слабовато…”. Как же время быстро всё меняет!

Но чем выше урожайность, тем сложнее получить хорошее качество. Это аксиома, которую мы пытаемся переломить. Сейчас в производстве находится достаточно большое количество сортов, способных давать высокий урожай при неплохих показателях белка и клейковины. Если бы ценовая политика отвечала интересам производителей, у нас было бы больше качественного зерна. 17 наших сортов способны давать сильную пшеницу, но в качество нужно вкладываться: проводить дополнительную подкормку, немного менять технологию. Производители не видят в этом смысла, потому что закупочная цена у пшеницы третьего и четвертого класса отличается незначительно. Однако мы потихоньку начинаем понимать: от худого семени высокого урожая не добьешься.

– Какие еще, кроме качества и урожайности, сегодня запросы у аграриев?

– Сейчас идет перераспределение осадков – дожди выпадают в другое время, май и июнь, а порой и апрель, становятся жарче и суше. Поэтому есть запрос на ультраскороспелые сорта, которые успевают налиться и созреть до засухи, а потом на их месте можно получить второй урожай других культур. Есть запрос на экологически чистую продукцию. Однако и тут свои нюансы: та же полба – экологически чистая культура. Но крупа из нее стоит в три раза дороже, а ведь потребляют пшеничную крупу люди с небольшими денежными ресурсами и естественно они выбирают то, что дешевле.

Мы стараемся всегда наладить обратную связь с сельхозпроизводителями, чтобы узнать их пожелания, их интерес. Наши ученые посещают 80-90% хозяйств, мы проводим “День поля”, во время которого на своих делянках принимаем тысячи человек, показываем новые сорта, технологии.

– Расскажите немного подробнее о “Дне поля”.

– Мы уже несколько десятилетий организовываем проведение полевого семинара “День поля” для более 700 представителей АПК Ставропольского и Краснодарского края, Ростовской области, Республик Адыгея, Дагестан, Ингушетия и Крым, руководителей управлений сельского хозяйства, главных агрономов, руководителей агрообъединений и КФХ. Полевой семинар Института предоставляет гостям мероприятия возможность познакомиться с последними научными разработками и передовыми технологиями в области возделывания пшеницы, тритикале, ячменя, гороха и кукурузы, новыми сортами и гибридами селекции, которые представили научные сотрудники института. В качестве спикеров в мероприятии принимают участие ведущие специалисты Института.

– Где растят кубанское зерно?

– География нашей пшеницы и ячменя из года в год расширяется: это Ставропольский край, Ростовская, Белгородская, Воронежская, Курская, Орловская, Липецкая области, Татарстан и даже на Урал, где занимаемся кукурузой. Районированы и широко возделываются наши сорта в Азербайджане, Таджикистане, Казахстане, Узбекистане, Молдове, Грузии, Украине, Кыргызстане, Армении и Турции.

– Даже на Урале?

– Не стоит забывать про глобальное потепление – это тоже немаловажный фактор, климат меняется, и мы идем все северней. Есть свои плюсы у потепления, оказывается. Никита Сергеевич Хрущев поторопился, когда хотел сеять “царицу полей” везде – только сейчас у нас есть скороспелые гибриды, да и погода стала подходящей, в итоге кукуруза на зерно вырастает в Московской области и даже на Урале.

“Пока гром не грянул...”

– В прошлом году, когда наша страна столкнулась с санкциями, оказалось, что своих-то семян у нас и нет. Когда мы успели стать настолько зависимыми от импорта?

– В 1990-е я очень переживал, когда с высоких трибун говорили, что сельское хозяйство – дыра, сколько денег ни вкладывай – отдачи никакой. Мол, давайте лучше нефть продавать, а продукты за рубежом покупать. Захват иностранцами рынка начался с тех культур, у которых малые нормы высева. Проще говоря, можно привезти чемодан семян и засеять полрегиона. Для овощей требуется всего несколько килограммов семян на гектар. Крупные компании быстро просчитали, сориентировались, в итоге семена овощей, свекла практически полностью импортные, по кукурузе и подсолнечнику соотношение 60 на 40 и даже 70 на 30.

К нам пришли международные корпорации с огромными бюджетами, несравнимыми с бюджетами всей российской сельскохозяйственной науки. И работают эти фирмы, как правило, в связке с мощнейшими химическими индустриями. Например, продают гербицид и семена подсолнечника, которые якобы к нему устойчивы. Да, выглядит красиво, но после этого гербицида пшеница значительно отстает в развитии либо не растет вовсе. Если брать свеклу, то урожайность и технологичность иностранной продукции была выше – в стране заводы по приготовлению одноростковой свёклы и инкрустации семян не работали. А за это время иностранцы потихоньку завоевали рынок.

– Но, конечно, справедливости ради надо сказать, что что-то свое мы все же сохранили…

– Это не может не радовать. Скажу на примере нашего Центра. Величайший селекционер Павел Пантелеймонович Лукьяненко, знаменит на весь мир и все знают его шедевр – сорт “Безостая-1”, который совершил “зелёную революцию” и позволил удвоить урожаи на Кубани. Но Павел Лукьяненко воспитал еще плеяду талантливейших ученых, которые работали и работают в нашем институте. Уже ушли из жизни академики Пучков и Шевцов, доктор наук Колесников и некоторые другие. Продолжают работу наш величайший селекционер Людмила Андреевна Беспалова и ее могучий коллектив. Вместе мы выдержали натиск конкуренции со стороны иностранных производителей. И сейчас Кубань по урожайности вышла на хороший европейский уровень. Не догнали мы только Англию, но тут дело в погодных условиях – там период вегетации полтора-два месяца, у нас – 30–40 дней. А ведь каждый лишний день вегетации и налива зерна прибавляет центнер к урожайности.

Традиционно в феврале проводим двухдневный семинар для договорных хозяйств, которых у нас более двух сотен. Учим агрономов в аудитории и непосредственно в поле, на что необходимо обратить первостепенное внимание. Они общаются между собой, опытом делятся. Все это безусловно способствует росту культуры земледелия, нашим достижениям в производстве зерновых культур.

Тесно взаимодействуем с Федеральным исследовательским центром “Немчиновка”, другими селекционными центрами России. Благодаря этому сотрудничеству создан и районирован целый ряд совместных сортов и гибридов, по которым мы ведем первичное семеноводство. Приведу несколько цифр. Производство семян во всех подразделениях Центра в 2017 г. составляло 31713 т, в 2020 г. – 37714 т, в 2021 г. – 34031 т, в 2022 г. – 42475 т. Реализовано семян: в 2017 г. – 19676 т, в 2020 г. – 29554 т, в 2021 г. – 25584 т, в 2022 г. – 34101 т. То есть у нас наблюдается как бы перепроизводство. Рынок заполнен на 100%.

Ежегодно более десятка сортов и гибридов вносим в Госреестр. Ведем жесточайший отбор. Теперь в первый же год районирования край может засевать новыми сортами колосовых культур 5–8 тысяч гектаров. Посеяв на гектар 50–70 килограммов оригинальных семян, мы получаем до 7 тонн элиты. Это колоссальный коэффициент размножения! Научная система работает! И пока она налажена, Краснодарский край останется житницей России. Если же сбой произойдет – будет катастрофа.

– Об импортозамещении заговорили еще в 2014 году. Сегодня эта программа обозначена Президентом РФ как приоритетная. Что нужно сделать, чтобы импортонезависимость в отрасли стала реальностью?

– В селекции и семеноводстве далеко не все хорошо, есть сельскохозяйственные культуры, которые из-за низкой конкурентной способности находятся в бедственном положении. Семеноводство – доходная отрасль, но его нельзя рассматривать в отрыве от селекции. Нужно развивать отечественную селекцию, создавать конкурентоспособную продукцию. А для этого нужны огромные капитальные вложения. Да, они окупаемые, но у государства нет лишних денег. И ждать, когда окупится длинный рубль, не хочет никто – все желают получить прибыль завтра. Так что импортозамещение будет только тогда, когда мы создадим настоящую, современную индустрию селекции и семеноводства.

“Пока гром не грянет, мужик не перекрестится” – народная пословица лучше всего, мне кажется, отражает сегодняшнюю действительность. Когда санкции ударили, тогда вспомнили про аграриев, немного помогли: длинными кредитами, возможностью взять технику. Сегодня я вижу, что какие-то шаги в этом направлении уже приносят свои плоды. Но процесс не быстрый, к сожалению. Крестьяне воспряли и по экспорту даже оборонку обогнали. Мы можем работать – дайте нам возможность. Надеюсь, что при должной поддержке государства и дальше, мы сможем полностью импортозаместиться в АПК.

Шамсят КАГЕРМАНОВА,
“Сельская жизнь”.
13 ноября 2023
Поделитесь новостью в ваших социальных сетях