Сельская жизнь. Официальный сайт
Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
Роботы не заменят работников
в полях
Павел Косов – о трендах на рынке сельхозтехники,
ситуации с производством сельхозтехники в России
и росте цен на продукцию

Павел Косов – о трендах на рынке сельхозтехники,

ситуации с производством сельхозтехники в России

и росте цен на продукцию

О том, какая поддержка будет оказываться аграриям новых регионов, как российское сельхозмашиностроение справилось с западными санкциями, какие инновации внедряют производители сельхозтехники и смогут ли роботы заменить работников в полях, рассказал в интервью ТАСС генеральный директор “Росагролизинга” Павел Косов.

– Какие тренды сегодня отмечаются на рынке сельхозтехники? Как отрасль справляется с санкциями?

– В 2021 году произошло достаточно эпохальное событие – в России впервые за многие десятилетия количество приобретаемой сельхозтехники превзошло количество техники, которая выбыла из оборота. Сейчас этот тренд сохраняется. Вообще надо говорить о том, что глобально рынок сильно поменялся. В том же 2021 году около 50% техники импортировалось. Основными экспортерами были компании из Европы и США, а остальная техника производилась российскими и белорусскими предприятиями. Сейчас картина совершенно другая. Традиционные экспортеры ушли с рынка, а на их место пришли предприятия из других стран, которые с удовольствием работают с Россией. Те, кто ушли, им будет очень сложно вернуться на российский рынок. Не потому, что пришли новые игроки, а потому что наши производители наращивают объемы производства. Если они захотят вернуться, для них должен быть очень дорогой вход на рынок.

Что касается российских машиностроителей, то многие из них объективно, в силу целого ряда факторов в 2022 году испытывали серьезные проблемы. В первую очередь они были связаны с необходимостью перенастраивать каналы поставок комплектующих, которые не производятся в России. Это заняло определенное время. Сейчас можно смело говорить, что все эти вопросы так или иначе решены: логистика выстроена, отечественные заводы наращивают объем производимой сельскохозяйственной техники, причем любой – самоходной, прицепной, навесной. Поэтому сейчас виден – и мы это горячо приветствуем – тренд на рост отечественного производства. Мы можем говорить, что большую часть потребности аграриев отечественные и белорусские машиностроители закрывают.

Еще один хороший тренд – наши машиностроители начали представлять новую технику, которая никогда не производилась на территории России и закупалась у иностранных предприятий. Как пример – недавно прошла презентация свеклоуборочного агрегата “Зубр” от ростовского производителя. Это абсолютная новинка российского сельхозмашиностроения, которой уже заинтересовались свекловоды. Если она будет ими востребована, то появится и у нас в маркетплейсе. Также ярким примером того, что происходит на рынке сельхозтехники, было наше мероприятие, которое прошло месяц назад в Татарстане, – чемпионат России по пахоте в рамках “Всероссийского дня поля”. Там была огромная экспозиция техники, в первую очередь отечественной и белорусской, более 250 экспонентов. Также все гости и участники смогли ознакомиться с техникой иранского, китайского, турецкого производства, увидеть технику в деле, задать все вопросы напрямую производителю и заключить выгодные сделки для расширения своего технопарка.

– Насколько мы сейчас независимы от импорта сельхозтехники?

– Смею предположить, что объем рынка отечественной и белорусской техники больше, чем импортной. Так и должно быть. Мы должны стремиться к технологическому суверенитету в этом направлении.

– Какие страны сейчас в основном поставляют сельхозтехнику в Россию?

– Сейчас активно представляют технику на нашем рынке Китай, Турция. Индия активно пытается продвигать здесь свою технику и оборудование, даже Иран. Причем Китай начал экспортировать технику в Россию некоторое время назад, но сейчас с большей активностью.

– Какова ситуация с производством сельхозтехники в России, растет ли оно?

– Согласно статистике Росспецмаша, в России достаточно существенно растет производство тракторов. Может быть, это связано с тем, что в прошлом году заводы из-за ряда проблем не могли производить большое количество техники. То есть это эффект низкой базы. Остальные направления находятся примерно на том же уровне, что и в аналогичные периоды прошлых лет.

– Увеличились ли поставки сельхозтехники с помощью “Росагролизинга” в российские регионы в этом году?

– Поставки техники выросли на 46% в штуках и на 52% в деньгах год к году. То есть мы приобрели на треть больше техники, но стоила она нам практически вполовину больше, чем мы потратили в аналогичный период прошлого года. К сожалению, это говорит о не очень хорошей тенденции – цена на технику растет. Рост цен не сможет не отразиться в том числе на ценах на конечный товар, который производят агропредприятия. По нашим скромным расчетам, 25% от стоимости конечного продукта – это стоимость техники. Если говорить в абсолютных цифрах, то до конца года мы должны поставить не менее 13 тыс. единиц техники. Уже поставлено и работает в хозяйствах более 10 тыс. Поэтому мы очень уверенно идем по этому году, несмотря на сложности, которые так или иначе присутствуют.

– В какие регионы поставляется больше всего сельхозтехники? Какие субъекты нуждаются в ней больше всего?

– Если говорить про традиционных лидеров по поставкам, то это регионы юга страны, Поволжья, Центральной России, Зауралья, Сибири. Для Дальнего Востока мы делаем отдельные программы со специальными условиями.

Больше всего нуждаются в поставках в силу понятных причин новые территории. Мы уже проинвестировали в 2023 году в техническую модернизацию новых регионов 2 млрд рублей. Более 250 единиц сельхозтехники поставлено и уже работает там. Это все виды самоходной, прицепной и навесной техники российского и белорусского производства. Благодаря этому улучшены условия труда для более чем 3 тыс. работников предприятий тех субъектов. Я был на этих территориях, проехал большое количество предприятий. Очевидно, что потребность в финансировании значительно больше.

Для присоединившихся субъектов “Росагролизинг” предлагает особые льготные условия финансирования. Помимо стандартных программ, которые позволяют заключать договор лизинга сроком до восьми лет, с нулевым авансом и ежегодным удорожанием от 3%, для аграриев новых субъектов РФ действует отсрочка оплаты основного долга до октября 2024 года и процентов – до октября 2023 года. Дополнительно эксперты “Росагролизинга” вместе с Тимирязевской сельскохозяйственной академией обучают фермеров правилам оформления заявок, работе с цифровыми сервисами компании и особенностям ведения бизнес-процессов в АПК. Кроме того, для повышения финансовой и цифровой грамотности, изучения основ бизнес-планирования и преимуществ лизинга аграриям новых субъектов, в том числе ДНР, предоставлен доступ к бесплатному дистанционному образовательному курсу.

– Какое количество техники планируется поставлять туда ежегодно?

– Сегодня наша работа на новых территориях заключается в том, чтобы обеспечить первоочередную потребность местных сельхозтоваропроизводителей в основных средствах производства. В этом году мы видим потребность в поставке и поставим туда точно не менее 500 сельхозмашин. По нашим прогнозам, в последующие периоды поставки будут увеличиваться, пока не будет обеспечено насыщение парка техники. Развитие АПК новых регионов – стратегическая задача. “Росагролизинг” готов не только поставлять необходимую технику по заявкам аграриев, но и реализовывать крупные инвестиционные проекты: строительство элеваторов, оснащение машинно-тракторных компаний, ферм, заводов, портовых сооружений и другие.

– Насколько остро сейчас стоит вопрос с ростом цен на сельхозтехнику? Как можно решить эту проблему?

– За последние два-три года цены на некоторые виды техники выросли в 1,5–2 раза. Если три года назад мы покупали комбайн за 8 млн рублей, то сейчас он стоит 16 млн рублей. То же самое с тракторами. Они стоили 9 млн рублей, сейчас – 16 млн рублей. Мы все понимаем рыночные механизмы, волатильность цен на металл, которая достаточно большое влияние оказывает на себестоимость техники. Но цена на металл может вырасти, а может упасть, а цена на технику практически не падает. Курсы валют также не могут не оказывать влияние на цену.

Как с этим бороться? Непосредственно снизить цены могут производители. Мы же можем добиться каких-то скидок. Причем мы их не монетизируем, как рыночные компании, а отдаем клиентам. Также наша задача – максимально облегчить финансовое бремя на лизингополучателей, то есть на наших аграриев. Мы можем это регулировать ставкой по лизингу, более длинным сроком, всевозможными отсрочками по оплате долга или процентов и другими финансовыми механизмами.

Есть и меры государственной поддержки. Все ассоциации, которые представляют машиностроителей, считают программу № 1432 (программу государственного субсидирования производителей сельскохозяйственной техники. – Прим. ТАСС) самой важной мерой, которая позволяет снизить цены на технику. Раньше эта программа сопровождалась Минсельхозом, и объем субсидии составлял порядка 15 млрд рублей. В текущем году Минпромторг выделил на нее 2 млрд рублей, и программа распространялась только на прицепную и навесную технику. Может быть, отчасти поэтому мы видим сейчас такие цены.

Буквально недавно Минпромторгом совместно с Минсельхозом было принято решение увеличить размер субсидии на 3,2 млрд рублей и распространить ее на тракторы отечественного и белорусского производства. Это позволит снизить цену на определенную номенклатуру тракторной техники до 20%. Безусловно, это хорошо для конечного потребителя, но это разовая мера. “Росагролизинг” будет помогать аграриям и распространять максимально льготные условия в том числе на технику в рамках программы №1432.

– Какая доля техники, которая работает в полях, нуждается в обновлении?

– На конец 2022 года доля самоходной техники со сроком использования свыше 10 лет составляет 48%. При этом в части регионов доля устаревшего парка техники в 1,5 раза превышает средние показатели по стране. Что касается структуры устаревшего парка самоходной техники, то здесь наблюдается больший износ тракторов, чем комбайнов. Средняя доля тракторов, которые используются более 10 лет, составляет 56%, а комбайнов – 44%. Но это не значит, что такая техника устарела и не может работать. Важно понимать, что у износа техники есть не только физическая составляющая – возраст машины, но и моральная – соответствует ли она вызовам времени. Должны ли все комбайны или тракторы, которые работают в полях, быть снабжены автопилотами? Наверное, нет. Но лет через 10–20 мы точно придем к этому. Сейчас такой резкий технологический прорыв преждевременен.

– В этом году завершается долгосрочная программа развития “Росагролизинга”, расскажите о стратегических целях компании на дальнейшую перспективу.

– Все верно, в этом году заканчивается наш пятилетний стратегический цикл. За это время мы оптимизировали компанию и бизнес-процессы, разработали стратегию, расширились и перешли в “цифру”, упростили процесс оформления сделки, стали развиваться в лизинговом сообществе. Мы удерживаем темпы модернизации АПК, адаптируемся под все вызовы и снижаем финансовую нагрузку на аграриев. Потому что это наша основная и фактически единственная задача в рамках текущего стратегического цикла. “Росагролизинг” сегодня – это 500 млрд рублей инвестиций в АПК, свыше 130 тыс. единиц поставленной техники и оборудования на поля страны, более 15 тыс. клиентов по всей России, в том числе из новых регионов, более 800 поставщиков техники и оборудования.

Сейчас мы готовим новую стратегию развития до 2030 года, которая будет предусматривать масштабирование и расширение деятельности “Росагролизинга”. Кроме того, “Росагролизинг” планирует стать компанией с развитой IT-инфраструктурой и собственной экосистемой. Будем помогать внедрить цифровую поддержку АПК и смежным отраслям.

– Строительство зерновозов входит в развитие компании на этот период?

– Как одно из направлений деятельности компании.
22 сентября 2023
Поделитесь новостью в ваших социальных сетях