Нет села без

"Сельской ЖИЗНИ"!

8(909)689-77-22

%D, %d %M

%y года

Газета «Сельская ЖИЗНЬ» — победитель всероссийского конкурса «Экономическое возрождение России»                         

 

пред. след. стартстоп
Главная Новости На меже контрастов

На меже контрастов

« Назад

На меже контрастов 11.09.2017 13:43

“Веники не растут”, а рожь-матушка выручает

Что удивляло в Кировской области, да и в Пермской тоже? Прекрасные хозяйства с руководителями, которых знала, без преувеличения, вся страна, и какой-то длящийся десятилетиями застой вокруг них. За свою долгую жизнь я убедился: если социологи утверждают, что успех коллектива на 70% зависит от руководителя, то в сельском хозяйстве, наверное, на все 100%.

Расскажу только о трех хозяйствах, которые возглавляли такие энтузиасты, увлекающие за собой остальных. Трудно сейчас представить, чтобы в одной северной области – Кировской – выросли сразу два председателя, дважды Героя Социалистического Труда: Петр Алексеевич Прозоров и Александр Дмитриевич Червяков. Оба стали председателями в 25 лет у себя на малой родине: Прозоров уже поработал чернорабочим в Казани и Вятке и, хоть был малограмотным, устроился учителем в родной деревне, постигал азы учебы вместе с учениками. В 1924 году организовал первое товарищество по обработке земли, в которое вошли 6 человек. Уже перед войной это был колхоз-гигант, объединивший крестьян из 61 деревни, получивших в 1948 году более 31 центнера ржи с гектара. Многим покажется, по нынешним временам – мало. Но если учесть, что вначале колхозники собирали урожай только сам – три, не более 6 центнеров с гектара, то это выдающийся результат, за который П.А. Прозоров был удостоен звания Героя Соцтруда.

na-mege-1

Отбывавший в Вятке трехлетнюю ссылку А.И. Герцен, поездив по губернии, написал, что “здесь даже веники не растут”. В “Красном Октябре” и в других хозяйствах, которые благодаря выведенным академиком Н.В. Рудницким (кстати, уроженцем Яранска) на Фаленской опытной станции сортам ржи Вятка и Вятка-2, новые сорта пшеницы, ячменя и овса, зерновые культуры росли и давали урожай в любые годы. Рожь-кормилица всегда выручала вятских крестьян и не только их. По своей питательной ценности и пользе для организма она превосходит пшеницу. Об этом очень хорошо говорили ученые НИИСХ Северо-Востока, где первым директором был как раз Рудницкий. Высокие урожаи ржи принесли “Красному Октябрю” и другой рекорд: председателю во второй раз присвоили звание Героя Соцтруда, 19 передовиков тоже стали Героями. Больше их было только в прославленном племзаводе “Караваево” Костромской области. Советская власть умела ценить человека труда. Нынче в почете больше мастера культуры и шоумены. Какой-то дисбаланс получается...

Когда я приехал в Краснооктябрьский и Чекоты, колхоз объединял уже 112 деревень. Председатель Л.И. Корякин говорил, что в хозяйстве сами наладили переработку зерновых: производят толокно, перловку и другие крупы, рапсовое масло. Давно пора было этим заняться, возродить кирпичный завод, больше половины прибыли выделяем на асфальтирование дорог. Кроме зерновых, активно развиваем молочное животноводство, получив статус племзавода. С главным агрономом Владимиром Коробейниковым посмотрели поля с новым сортом ржи “Крона”, выведенным в Немчиновке, в основе которого был и сорт Вятка-2. Не полегает, радовался агроном, даст не менее 40 центнеров. Вот тебе и “веники” на полях между речушками с ласковыми названиями Быстрица и Лебедка. Агроном окончил авиационное училище, но после 6 лет службы вернулся в родные места. В Чекотах встретились с изобретателем самолета, который летал и аэросаней, съездили на место, где стоял у леса домик Шаляпиных.

В то же время в соседнем племсовхозе “Куменский” недокармливали ни телят, ни телок, это при вятских-то просторах, усиленном внимании к выращиванию лугопастбищных трав, за счет чего и получали всегда высокие надои молока. На Кировской лугоболотной станции в Оричевском районе, где не раз приходилось бывать, получали по два с половиной укоса трав и первыми превысили надой молока от коровы в 5 тыс. килограммов, а на нескольких фермах – 6 тыс. кг. Опыт – черпай полной ложкой – не хочу. Семена вятского клевера отсюда раскупались в самые разные области.

Технология выращивания трав и заготовки кормов проста. Я написал тогда большую корреспонденцию о недостатках в племенных животноводческих хозяйствах, отмечал, что не придается значения сохранению и совершенствованию местной истобенской породы КРС, чистопородных коров в племхозе оставалось чуть больше 200, о чем особенно печалилась завкафедрой частной зоотехнии профессор Зинаида Николаевна Першина, у которой я в свое время учился. Статья не прошла незамеченной. Как всегда. В селе Русском Кирово-Чепецкого района прошел областной семинар по кормам.

Бабушки – на лыжи, пацаны – на трамплин

Председатель колхоза “Путь Ленина” Котельнического района Александр Дмитриевич Червяков (из местной деревни Червяковы) окончил сельхозтехникум и тоже поднимал с колен лежачее хозяйство. Много раз с ним встречались, и он рассказывал, как приходилось “заводить” тех, кто разуверился в лучшей жизни, и не очень доверял молодому председателю. Думаю то, что он сам работал вместе со всеми, как чернорабочий, создало ему авторитет. Наверное, только он один во всем Союзе додумался до того, чтобы удобрять скудные поля голубиным пометом. Собирал бригаду мужиков и отправлялся с ними на хлебоприемный пункт в город Котельнич. Помет плюс навоз с подворий дали возможность хотя бы на одном поле внести эти удобрения под рожь. Урожаи-то были всего 4 центнера с гектара. Курам, а вернее, голубям на смех. 180 коров стояли на 12 фермах. В 68 деревнях не было электричества. Червяков сделал ставку на лен. Им занимались все от мала до велика, во главе с председателем, и пенсионеры, и школьники теребили вручную, расстилали долгунец под августовские росы, трепали чисто, чтобы получить и сдать волокно высокими номерами.

“Северный шелк” обеспечил колхозу самые большие доходы в СССР, посевы под ним довели до солидных 700 гектаров. Одновременно не забывали “второй хлеб”, развивали животноводство, стали делать компосты, закупали хорошие семена, и поднялась урожайность. Но сначала вручную таскали рельсы, срезали кочки, выравнивали почву. Поголовье коров выросло до 1600 с надоем около

5 тыс. литров. Колхоз перевыполнял все планы, иногда вдвое, председателю дважды присваивали высокое звание Героя Соцтруда.

Он взял за правило: замечать и отмечать каждого человека, где бы он ни работал. Но нельзя сказать, что все запланированное даже ему, с его регалиями и званиями, удавалось. Колхоз утвердили репродуктором по голштинской породе скота, а РАПО ему увеличило план сдачи зерна, рационы из-за дефицита протеина не балансировались. И ссориться с РАПО не с руки: все материальные ресурсы, включая горючее, запчасти передали на места. Мы выступили с председателем о том, что подход к хозяйствам должен быть дифференцированным. Тем более что в “Пути Ленина” построили поселок Юбилейный с коммунальной инфраструктурой. Половина прибыли направлялась на строительство жилья и социалку. Червяков, наверное, тоже первым в стране построил двухэтажный дом для ветеранов, свез туда одиноких старушек со всех деревень, обеспечил питанием и медицинским уходом. То, что в некоторых регионах делается только сейчас социальными службами для ветеранов, он сделал уже более 30 лет назад. Он постоянно заходил к ним и разговаривал “за жизнь”, что особенно важно для стариков, они называли его “наш Сашенька”. Ежегодно эти 70-летние бабушки вставали зимой на лыжи и соревновались в ходьбе на разные дистанции. “Лыжню России” они проложили гораздо раньше, чем все.

Он говорил: “О ветеранах надо заботиться, чтобы молодые работники знали: они не останутся в старости в одиночестве, один на один со своими проблемами, колхоз никого не забудет. Если о стариках заботы нет, то и молодой подумает: кому я буду нужен в старости? Не лучше ли податься в город?” Характерно, что лет через 6–7 я точно такие же слова услышал от председателя колхоза имени Чапаева Добринского района Липецкой области, Героя Соцтруда Александра Ефимовича Глазьева, который тоже построил интернат, и мы обедали с ним в колхозной столовой вместе с ветеранами. Червяков оставался на своем посту до конца, хотя уже тогда жаловался мне на подорванное здоровье. Его трудовой стаж с той поры, когда он 12-летним пацаненком встал за плуг, составил 70 лет. Невероятно!

Еще один председатель колхоза “Искра” Котельнического района, тоже Герой Соцтруда, Андрей Миронович Ронжин, отработав 35 лет в этой должности и прощаясь с коллективом в год своего 70-летия, попросил: “Не забывайте стариков”. Но тогда мы рассуждали с ним, почему во многих колхозах люди, по существу, превратились в наемных работников, просят зарплату, как в совхозе, а не делят общий доход согласно вкладу каждого. И согласились, что пора еще не настала, поскольку 176 хозяйств в области были убыточными. Что делить-то? Убытки? Андрей Миронович убедил колхозников, что из доходов надо больше выделять средств не только на развитие производства, но и на культуру и спорт. “Искра” и без того занимала в области 1-е место по производству говядины и свинины на 100 гектаров сельхозугодий, постоянно наращивала их валовку, но и предлагала взять на подхват отстающих с их землями, недокормленным скотом. Но то же РАПО тормозило предложение председателя.

Зато уж в области культуры он был впереди планеты всей. Переманил народную артистку СССР Александру Васильевну Прокошину (помните стихи “Спой мне, спой Прокошина, что луга не скошены...”?) из подмосковной “Белой дачи” к себе в колхоз. Она стала художественным руководителем ансамбля песни и пляски “Искорка”, балетмейстером к ней пришел народный артист РФ Владимир Захаров. Ансамбль выступал, причем с песнями на разных языках, на сцене Кремлевского Дворца съездов, в Болгарии, ГДР и ФРГ, Норвегии, Японии и других странах, после распада Союза под эгидой ЮНЕСКО в Белоруссии и в Украине. Стал лауреатом многих фестивалей. Когда Андрей Миронович был с “Искоркой” в Японии, ему подарили большой магнитофон, он передал его в построенный в поселке музей “История крестьянства”. Еще он очень гордился детской спортивной школой олимпийского резерва, в которой готовили юных прыгунов с трамплина. Три трамплина были построены здесь же, на берегу Вятки. И новый спортзал, в котором не стыдно было играть даже мастерам баскетбола.

ДЮСШ в поселке Ленинская Искра действует, ребята играют, здесь проводились областные сельские спортивные игры и Всероссийские соревнования по полиатлону, где клубы из Кировской области заняли все три призовых места.

Хорошее наследство оставил А.М. Ронжин своим преемникам. С радостью узнал, что, когда старые трамплины пришли в негодность, бывший спортсмен, участвовавший в соревнованиях на первенство СССР, и мастер на все руки Александр Зайцев построил новый деревянный трамплин и сам его опробовал, несмотря на возраст.

Но я не зря упомянул о “меже контрастов”. Она резко обозначалась как в развитии производства, так и в социальной сфере. Для улучшения управления в Москве придумали упразднить отраслевые управления молочной и мясной промышленности, Сельхозтехнику, передав их функции районным агропромышленным объединениям. О, сколько упреков пришлось выслушать в их адрес. В том числе от руководителей предприятий перерабатывающей промышленности, которым ранее лимиты по материально-техническому снабжению доводили “свои” специалисты из областного центра, теперь надо было за каждым гвоздем и кирпичом (утрирую, конечно), за ГСМ стучаться к районщикам, которые привыкли заниматься колхозами и совхозами.

Пришлось мне объехать почти всю область по этим предприятиям. Яранский мясокомбинат остановился, вышел из строя отопительный котел. Помощи не дождались. На Вожгальском молочном заводе, где готовили лучшие костромские сыры, просили замостить кусок дороги, на котором буксовали машины. В РАПО ответили: вы продукцию в Киров отправляете, там и денег просите. Те, кто должен был помогать, сами возводили межу между аграриями и переработчиками. Подобное я слышал в Суне, Нолинске и Уржуме: то мазута для котельной не хватает, то угля на зиму мало. То уток для переработки не берут, ссылаясь на то, что Госрезерв холодильники не освобождает, и в торговле утка плохо идет. Пришлось выступить с соответствующей статьей. Не знаю, как по большому счету, но в Вожгалах дорогу отремонтировали, из Суны молоко пошло, там завод располагался в бывшей церкви, сам сидел там, контролировал “процесс”. Приходилось порой мотаться, как скорая помощь, отвечая на звонки в корпункт и письменные жалобы. А ведь у меня были еще Пермская область на Урале и Республика Коми на севере.

Юрий БАКЛАНОВ.


Газета "Сельская Жизнь" - победитель всероссийского конкурса "Экономическое возрождение России"