Нет села без

"Сельской ЖИЗНИ"!

8(909)689-77-22

%D, %d %M

%y года

Газета «Сельская ЖИЗНЬ» — победитель всероссийского конкурса «Экономическое возрождение России»                         

 

пред. след. стартстоп
Главная Новости Батор Адучиев: “Мы творим, как скульпторы”

Батор Адучиев: “Мы творим, как скульпторы”

« Назад

Батор Адучиев: “Мы творим, как скульпторы” 27.12.2017 23:56

Сегодня в гостях у “Сельской жизни” интереснейший гость. Батор Адучиев – один из первых фермеров Калмыкии, да и России – тоже. 29 декабря ровно четверть века назад три брата Адучиевы – Эрдни, Батор и Санал – основали фермерское хозяйство, назвав его в честь своего прадеда “Адучи”. Много воды утекло с тех пор, наш гость уже и не фермер вовсе, а депутат Госдумы, Герой Калмыкии, два созыва работал депутатом Народного Хурала республики, известный селекционер и заводчик редкой пока калмыцкой мясной породы крупного рогатого скота, кандидат с.-х. наук.

Но отсчет своим достижениям Батор Адучиев ведет именно с того дня – 29 декабря 1992 года. И наступающий Новый год для Батора Кануровича – праздник двойной. Как и всем нам, в канун новогодних праздников, других порубежных дней, важно оглядеться, вернуться в прошлое, осознать пройденный путь.

– Поздравляем вас, Батор Канурович, и с наступающим Новым годом, и с юбилеем хозяйства. Расскажите, пожалуйста, с чего оно начиналось?

– Спасибо за поздравления. Честно скажу, что и не предполагал, что в нашем хозяйстве – юбилей, как то в суете и не заметил. Да теперь это уже не фермерское хозяйство, а племзавод ООО “Агрофирма “Адучи” – крупное многоотраслевое сельхозпредприятие. Мы занимаемся разведением КРС калмыцкой породы, содержим также овец ставропольской породы и лошадей калмыцкой породы. Мы первыми в России получили статус племенного завода по КРС, племенного репродуктора по лошадям и овцам калмыцкой курдючной породы. И стали опорным селекционно-генетическим пунктом Всероссийского НИИ мясного скотоводства для выведения нового типа калмыцкого скота.

А начало было положено именно в фермерском хозяйстве. Время тогда было – сами знаете – крайне сложное. Крупные хозяйства рассыпались как карточные домики. Мне тогда стукнуло 29 лет, у меня уже было трое детей, и я оказался безработным, без явных перспектив на лучшую жизнь. Решение

создать фермерское хозяйство пришло не сразу, животноводство – дело нелегкое. Мы с братьями размышляли, рассматривали разные варианты, считали и снова пересчитывали свое нехитрое сельское подворье, чтобы на паях создать новое хозяйство. Объединили своих двадцать коров, сотню овец, и создали семейную ферму.

Вот с той дальней точки отсчета мы, три брата, и начали трудовую одиссею. Но до успеха было еще далеко. Пришлось изучать особенности содержания племенных животных, знакомиться с пилотными проектами открытых откормочных площадок для КРС, активно сотрудничать с учеными, которые возрождали породу калмыцких животных. Применение научных разработок укрепило хозяйство.

– В переводе с калмыцкого Адучи означает табунщик, а в одном из интервью вы говорили, что ваш отец, Канур Шалиевич, – ветеринарный техник по профессии. Ваше увлечение, даже не так, ваша любовь к животным унаследована от него?

– Мой отец был еще чемпионом республики по национальной и спортивной борьбе. Это был сильный волевой и в то же время заботливый человек. А от отца я с братьями унаследовал не только любовь к животным, но и волю к победе. Как говорится в калмыцкой пословице: “Барса за хвост не берут, взяв же – не отпускают”.

Отец же унаследовал свои лучшие качества от своих предков. Я запомнил их рассказы о наших пращурах, живших на этих землях 400 лет назад. Мы искали документы в архивах, расспрашивали родственников, чтобы больше узнать о своих корнях.

И выяснили, что наш род – исконные животноводы и воины, впрочем, как у большинства калмыцких семей.

Среди тех, кто является гордостью нашей семьи, – Иондон Боронкин – участник Отечественной войны 1812 года, удостоенный медали “За взятие Парижа”. Были такие конные российские отряды, вошедшие на плечах наполеоновской армии в столицу Франции. Вызывает гордость и наш прадед Адучи, и дед Шали Адучиев. В Гражданскую войну он воевал за власть советов, был первым председателем Бага-Чоносовского сельсовета. В нашем роду – воины Великой Отечественной войны, один из них погиб под Севастополем, а другой из партизанского подполья, расстрелян фашистами в Элисте.

– Вместе со званием Героя Калмыкии вам был вручен орден Белого Лотоса. Что он означает?

– Орден Белого Лотоса учрежден в августе 1993 года. Это высшая награда Калмыкии, и я горжусь тем, что им награждаются видные общественные деятели за исключительные заслуги, способствующие процветанию Республики Калмыкия. Этим орденом награждены Алексий II – патриарх Московский и всея Руси, Далай-лама XIV, Алексей Гордеев – бывший министр сельского хозяйства России, Кирсан Илюмжинов – первый президент Калмыкии. Мне орден вручал глава республики Алексей Маратович Орлов. Эта награда стала для меня не только признанием, но и завершением определенного этапа в своей деятельности.

– Дело, которому вы следуете на протяжении своей жизни, селекция калмыцкой породы крупного рогатого скота. Почему такая привязанность именно к этой породе?

– Надо знать Калмыкию. Это только несведущие люди считают, что у нас, кроме степи, ничего нет, что тут пустота до горизонта. Человек, родившийся на этой земле, видит окружающее иначе. Степь? Да. И она определяет уклад нашей жизни. Для нас степь – это красота. Здесь светит ослепительное солнце, дует легкий ветерок с привкусом горькой полыни. Здесь по утрам стелется сиреневый туман, а трель жаворонков! Надо быть поэтом, чтобы передать все прелести Калмыкии. Но с другой стороны, степь – это особые, нелегкие условия жизни. И людей, и животных. Они сказываются на характере людей, на выносливости животных, и в целом, на их генетике.

Поэтому калмыцкие породы животных обладают уникальными качествами. Они обусловлены условиями резко континентального климата, дефицитом влаги и довольно обширными пастбищами. На протяжении многих столетий за счет естественного отбора наша порода приобрела много положительных качеств. И мы на все сто процентов убеждены, что калмыцкая порода – это флагман отечественного мясного животноводства страны.

Помимо степей в республике много крепких предприятий.

И одно из них – наша агрофирма. Мы содержим более 4 тысяч

600 голов крупного рогатого скота, 5 тысяч овец и 600 лошадей. У нас также небольшой табун верблюдов. Они поражают гостей фирмы своими крупными размерами. Словом, мы занимаемся важным делом. Не случайно наш племенной завод по решению АО “Агролизинг“ стал федеральным поставщиком племенного скота во многие регионы страны и в Казахстан. Ведь сотрудники нашей агрофирмы совместно с учеными республики работают над созданием крепкого племенного стада уже на протяжении 20 лет.

Если говорить в целом по республике, то надо отметить, что реализацию программы развития мясного скотоводства мы начинали с борьбы с опустыниванием. В результате сократилась площадь песчаных массивов, а животноводческая отрасль стала выгодной. По мнению экспертов, калмыцкое мраморное мясо имеет все шансы занять прочную позицию на российском рынке и по качеству не уступает лучшим мировым образцам. Реализация республиканских и российских целевых программ позволит не только существенно увеличить объем производства говядины в республике, укрепить племенную базу мясного скотоводства, но и продвинуться в решении задачи импортозамещения.

Особое внимание в своем хозяйстве мы уделяем улучшению качественных и количественных показателей продуктивности, снижению себестоимости и повышению рентабельности скотоводства. В агрофирме над этим работают ученые, а также опытные специалисты и животноводы, для которых скотоводство, как овцеводство и разведение коней, отрасль сугубо традиционная.

– В начале декабря в городе Сызрани вашими усилиями был проведен семинар об опыте Самарской области по разведению калмыцкой мясной породы в Приволжском федеральном округе. Что он показал, какова сейчас ситуация?

– Важно то, что на этом семинаре уже не мы, а представители самарских хозяйств отмечали значительные преимущества нашей породы КРС. Например, директор ООО “Шигонский Агропромышленный животноводческий комплекс “Чистый продукт” Зораб Самвелович Авдоян с убежденностью, приобретенной на практике, показал, насколько экономически выгодно заниматься этой породой. В числе достоинств калмыцкой породы он назвал способность быстро изменять режим жизнедеятельности в соответствии с условиями внешней среды, способность наращивать подкожный жир даже на сухом подножном корме, устойчивый иммунитет ко всем болезням, неприхотливость к кормам, высокий уровень воспроизводства, легкие отелы, хорошее качество мяса (мраморное).

В прошлом основной средой обитания породы были Калмыкия и Южный федеральный округ, но за последние годы ареалом распространения стали и другие регионы с разными климатическими условиями.

Зораб Самвелович конкретизировал, что целесообразность реализации их проекта в Самарской области была обусловлена дефицитом мяса КРС, в том числе мяса с высокими вкусовыми качествами, получаемого от специализированных мясных пород. При выборе породы самарские животноводы обратили внимание на калмыцкую. Причины выбора – известны. Но в связи с распространением скота по регионам докладчик предостерег от того, что, как бы ни была прихотлива порода, в других климатических условиях надо создавать для нее другие условия содержания. И по пастьбе, стоянкам для маточного поголовья и откорму бычков чтобы сохранять высокую рентабельность породы. Зачастую хозяйства применяют к ним условия содержания, которые неприемлемы для данной породы или слишком нерациональны и нерентабельны. Все это самарские животноводы усвоили на своем опыте. Но за годы работы они нашли оптимальные условия содержания. Они спроектировали универсальную стоянку (откормочник) беспривязного содержания для маточного поголовья, в котором имеются холодные помещения с дефлекторной вентиляцией, а также – глубокая подстилка из соломы, куда беспрепятственно может заходить скот, сохраняя себя от обильных осадков, сквозняков и ветров, и при этом не испытывать стресс.

После получения племенного статуса в 2014 году это хозяйство реализовало скот в другие регионы, где ранее не разводили эту породу, а именно это Ульяновская, Пензенская, Белгородская и Тюменская области, где также применили самарский опыт. Особенно поразило то, что на такой же стоянке, но из древесного материала в Тюменской области при температуре около минус 38 градусов, принимая отел в феврале, выход телят составил 92%. Эти хозяйства успешно развиваются и хотят дальше увеличивать поголовье и продолжать закупать калмыцкую породу.

Сами сельхозпроизводители Самарской области добиваются высоких результатов. И они указывают, что наряду с решением задач по развитию сельского хозяйства и обеспечению продовольственной безопасности страны, актуальным является улучшение условий труда и соз-дание комфортных условий проживания в сельской местности. В Самарской области создают рабочие места исключительно для местного населения. Сегодня на предприятии “Чистый продукт” 90% работников – это жители из районных поселков, средняя заработная плата которых выше, чем в городе. Разведение крупного рогатого скота – кропотливый труд, требующий финансовых вложений, терпения и четкой организации процесса. Положительный результат напрямую зависит от того, насколько грамотно рассчитаны все нюансы: приобретение животных, их обслуживание, организации питания, подбор персонала, оформление разрешающих документов.

Кстати, в планах “Чистого продукта” – до 2020 года увеличить стадо скота калмыцкой породы до 10 тысяч голов.

Серьезность мероприятия подтверждает и уровень лиц, в нем участвовавших. А это депутат Госдумы, Герой России Игорь Валентинович Станкевич, министр сельского хозяйства Калмыкии Баатр Канурович Болаев, замминистра сельского хозяйства Самарской области Юрий Алексеевич Григоревский, профессор ФГБНУ “ВНИИ мясного скотоводства”, президент Национальной ассоциации заводчиков калмыцкого скота, доктор с.-х. наук Фоат Галимович Каюмов и другие.

– В аграрном комитете Госдумы вы являетесь председателем подкомитета с таким длинным названием: подкомитет по производству сельхозпродукции, развитию систем первичного семеноводства, питомниководства, племенного животноводства. А в среде животноводов вы известны еще и как вице-президент Национальной ассоциации заводчиков калмыцкого скота. Естественно, как говорят, вам и карты в руки. Так вот, в апреле вы провели в Госдуме круглый стол на тему: “Развитие мясного скотоводства в России: тенденции и меры государственной поддержки отрасли”. Депутаты и эксперты заявляли, что нужна государственная воля и поддержка отрасли. При этом отмечалось, что мясное скотоводство может стать фактором развития для смежных отраслей, таких как растениеводство, кормопроизводство, перерабатывающая промышленность и другие. Что изменилось с тех пор?

– Реальных изменений, таких, чтобы проекты были сданы “под ключ”, конечно, получить за такое время невозможно. А в целом, господдержка развития животноводства увеличена, есть подвижки в “оживлении” работы над законопроектами, необходимыми для отрасли. В частности, на круглом столе мы рекомендовали ускорить принятие поправок в ФЗ № 21184-6 “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” (в части установления возможности строительства на земельных участках, предоставленных или приобретенных для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства, объектов индивидуального жилищного строительства). Эти поправки приняты в работу. Также как и рекомендации круглого стола в части совершенствования государственного регулирования сохранения плодородия земель, предназначенных для сельскохозяйственного производства.

Органам государственной власти субъектов Федерации было рекомендовано разработать и принять региональные программы по приоритетным направлениям комбинированного сочетания мясного и молочного скотоводства, как инструмента для развития сельских территорий и поддержки предпринимательства. Эти рекомендации также реализуются.

Однако есть проблемы, из-за которых программы не могут быть выполнены в полном объ-

еме. Они заключаются, в частности, в работе банков и кредитных организаций, которые не очень уж и заинтересованы давать кредиты именно животноводческой отрасли. Развитие производства крупного рогатого скота требует “длинных” инвестиционных кредитов, а банки на это не идут.

Но они должны исходить из того, что АПК – это не просто одна из отраслей экономики, это реальный инструмент сохранения демографической и инфраструктурной целостности и единства нашего государства.

– Вы считаете, как я слышал, что селекция – истинное творчество. Как-то вы сказали: “Мы творим, как скульпторы, создаем что-то новое, но на живом материале. Это чрезвычайно интересно”. Чем вы можете подтвердить свой тезис?

– Вот пример. Он уместен еще и потому, что по восточному календарю наступает Год Собаки. Два года назад с моим участием была выведена порода калмыцкой собаки – барг. У калмыков в древние времена было несколько собственных подвидов пастушьих собак, такие как “барг ноха” – волкодав, “шург ноха” – калмыцкая гончая, общим предков которых являлся тибетский мастифф.

Калмыцкая пастушья собака была выведена кочевниками для охраны имущества и скота. В ней течет кровь древнейших собак Тибета и Монголии. У нее над глазницами желтые пятнышки, от этого кажется, что у собаки четыре глаза. У азиатских народов такая собака считается священной, люди полагают, что она способна даже с закрытыми глазами видеть все вокруг. У калмыков было поверье, что четырехглазая собака подавляет демонов с четырех сторон света, и они называли ее “тенгрин ноха” – небесная собака. Она не боится волков, способна противостоять им в одиночестве, предана хозяину и отлично охраняет стада. Этих собак в республике разводили до 1943 года, но, вследствие ссылки калмыцкие селекционные породы были утеряны. Казалось, навсегда.

У нас в Калмыкии есть немало людей, стремящихся возродить утраченные традиции, все ценное, что было утеряно. В том числе и собственную породу пастушьих собак. Еще в начале

90-х годов прошлого века калмыцкими учеными и животноводами была начата кропотливая и многолетняя работа по восстановлению генофонда калмыцкой собаки. Тогда профессор Анатолий Арилов рассказывал, как на основании всех предоставленных материалов, Калмыцкий НИИ сельского хозяйства получил патент этого селекционного достижения. Результаты исследований легли в основу монографии “Калмыцкая пастушья собака – барг“. Горжусь тем, что в этой монографии есть и мои труды.

Так что к новому году, Году Собаки, мы сделали достойный подарок, надеюсь, она не будет на нас в обиде.

Беседовал Владимир ТИШКО.


Газета "Сельская Жизнь" - победитель всероссийского конкурса "Экономическое возрождение России"