Нет села без

"Сельской ЖИЗНИ"!

8(909)689-77-22

%D, %d %M

%y года

Газета «Сельская ЖИЗНЬ» — победитель всероссийского конкурса «Экономическое возрождение России»                         

 

пред. след. стартстоп
Главная Новости 8 февраля – День российской науки

8 февраля – День российской науки

« Назад

8 февраля – День российской науки 04.02.2016 10:47

Каменная степь: шедевр природы и науки

 

… Русский чернозем. Каменная степь. Докучаев. Вавилов. Вильямс… Конечно, скоро не напишу. Словно сундучок – весь доверху наполненный жемчугом, золотом, сапфирами-бриллиантами. Смотрю – прикоснуться боюсь… Нет, быстро не напишу – смотрю, разглядываю, восхищаюсь. Оцепенение. Восторг. И ликование – приобщение к чему-то великому, святому, праведному…

И не только сам по себе - русский чернозем, сами эти великие имена. Сам дух Земли Русской, пожалуй, здесь именно и обитает. Вот оно – сила и соль земли-матушки, сам – русский дух. Сила духа.

 

У истории в гостях

 

Наверняка доживет когда-то Россия до создания туристическо-познавательного Золотого кольца науки! Чем дальше в Лету уходит эпоха величайших созидательных открытий, тем сильнее тяга к нашим истокам, к самым родникам науки, хоть просто повидать, а еще лучше побывать в кабинете, в котором работал Ломоносов, посидеть в кресле Менделеева или Докучаева, проехать хотя бы по отеческим (а еще лучше и по зарубежным) местам экспедиций Вавилова, постоять в зале, где хотя и косноязычно, но отстаивал свои прописные истины Вильямс. Да что там "мы" – весь просвещенный мир хлынул бы посетить высокие эти обители, святилища мысли, характера, духа, приобщиться к великому …

В канун Дня российской науки и 170-летия великого нашего почвоведа Василия Васильевича Докучаева мы в самом сердце Русского Черноземья, в краю обетованном, легендами и былями овеянном, эпохальными открытиями прославленном – в Каменной степи, а точнее, в поселке второго отделения некогда Особой докучаевской экспедиции, затем – опытной станции и селекцентра, а ныне НИИ сельского хозяйства Центрально-Черноземной полосы имени В.В.Докучаева. Это километров 180 от Воронежа и недалеко от железнодорожной станции Таловой Воронежской области. Низкий поклон

и благодарность доброму другу нашей газеты директору ВНИИ агрохимии имени Д.Н.Прянишникова академику РАН В.Г.Сычеву, который стал творческим вдохновителем и инициатором нашей командировки. Всяческие благодарности директору НИИ чернозема, как в своей среде величают этот уникальный институт коллеги, члену-корреспонденту РАН В.И.Турусову и его коллегам – как тепло и радушно нас здесь встретили, какие экскурсии организовали.

Да, это точно – русским духом надышались, кристальнейшей атмосферой бескорыстного служения науке напитались. Заряд высокого напряжения – не иначе!

Итак, Каменная степь. Средоточие научной мысли, эпохальных открытий, свыше ста лет – признанная мировым научным сообществом Мекка почвоведов, ботаников, агрохимиков, генетиков, селекционеров, колыбель целой науки – генетического почвоведения (еще в 1920 году здесь прошел международный форум естествоиспытателей!). А кроме всего прочего, возможно это самое главное – и единственный в мире осуществленный человеком проект направленного управления климатом и создания идеального – самовоссоздаваемого! – агроландшафтного "заказника". Его так и называют – "докучаевский оазис". Рукотворное чудо, за более чем столетнюю свою историю доказавшее – агроприродными условиями можно управлять, плодородие степных земель повышать, уровнем грунтовых вод, талыми стоками – "дирижировать", влажность климата – "заказывать"! Царством природы – смело управлять! А значит, плодородием и урожаем!

Смелый замысел! Гениальный! Небывалый в истории человечества эксперимент. Идеальное его воплощение. Зримый, научно доказанный результат!

Стоит ли говорить о том, что здесь до сих пор самый воздух пропитан атмосферой дерзновенного поиска, научных открытий, подвижничества, подвига. Скорее всего, это было даже не гостевание у истории. Это был полон, пленение, захват. Полонили и пленили! И какая кругом красота! Эти высокие 25-30-метровые клены, ели, сосны. "А что удивляетесь? Чернозем-батюшка", - комментирует Виктор Иванович.

… Этот "вавиловский домик", где ныне расположен музей и уникальный – все еще живой! - гербарий с каким-то фантастическим количеством экземпляров – 1700! Неведомый и так и "не открывшийся" в эту поездку "докучаевский домик", говорят, он в крайне ветхом состоянии, институту

уже не принадлежит, но – жив бедолага, правда, позабыт-позаброшен. И до докучаевского колодца мы не добрались – все в снегах, не проехать… Поселок большой под 2 тысячи жителей, когда-то все здесь было институтское, сами строили корпуса, лаборатории, жилье. Потом, по "новоявленным законам" все безвозмездно передали в муниципальную собственность, даже котельную, весь жилой сектор, клуб. Так что теперь, если надо зал арендовать, проси или плати… Такие вот постперестроечные курьезы…

 

 

"Дороже золота, дороже нефти…"

 

Об Особой докучаевской экпедиции расскажем через год, когда НИИ чернозема будет чествовать 125-летие грандиозного этого проекта. Но и не рассказать хотя бы вкратце – тоже невозможно. Ибо много параллелей дает нам история – видно, для того, чтобы помнили, чтили, не отрывались от земли. Голод – слава Богу, нам само это слово ни о чем уже не говорит. Но то, что народ российский уже недоедает – это, увы, прописная истина, по уровню питания страна с седьмого места а мире рухнула до 70-го. На каких-то там последних местах по фруктам-овощам, мясу и рыбе, по молочным продуктам. Это ли не постыдно! Чуть больше ста лет тому назад куб воронежского чернозозема, выставленный в стеклянном саркофаге, произвел настоящий фурор на парижской промышленной выставке. Содержание гумуса – 12-14 процентов! Да страна с таким уровнем плодородия вообще не должна знать, что такое голод…

Но … Страшная засуха 1891 ( не первая и, увы, непоследняя) года повлекла голод в масштабах невиданных – 17 губерний – от Харькова до Самары, от Архангельска до Херсона - голодало, а проживало на этих территориях порядка 35 млн человек. Правительство делало вид, что ничего не происходит, слово "голод" запретили употреблять в газетах и статотчетах. Но ситуация вышла из-под контроля – вечные спутники голода – тиф и холера – уже вершили свое черное дело. Грозным колоколом, как вечевой набат, гремел над Россией голос Льва Толстого: "Разве может не быть голоден народ, когда в тех условиях, в которых он живет, то есть при тех податях, при том малоземелье, при той заброшенности и одичании, в которых его держат,

должен производить всю ту страшную работу, результаты которой поглощают столицы, города и деревенские центры жизни богатых людей?

А зная, отчего он голоден, нам очень легко найти средство насытить его. Народ голоден оттого, что мы слишком сыты".

… Ну, кто из нынешних крестьян не скажет, что это про сегодняшний день написано?

Но именно тот голодомор, то общественное осуждение деяний правительства и стали отправной точкой Особой докучаевской экспедиции, которая должна была охватить огромную черноземную территорию России – центральные губернии, Ставрополье, Украину. Но финансирования хватило только на семь лет, с болезнью Докучаева и вообще прекратилось. Все, что здесь претворено, построено, открыто – все это скорее, вопреки, нежели благодаря. Даже повторный "ренессанс" Каменной степи, связанный уже с именами Н.И.Вавилова и В.Р. Вильямса, – и тот завершился расстрелом одного и смертью другого, а на опытную станцию приехал с докладом не кто иной, а Лысенко…

Но все равно удивительно – сколько здесь осуществлено! Если в двух словах, то Василий Докучаев доказал, что на всей территории черноземной России, в степной зоне необходимо высаживать лесополосы, что необходимо по водоразделам строить каскады прудов разного назначения, используя любые ложбины, овраги и низины, создавать системы накопительных водоемов для талых весенних вод, копать скважины разной глубины и оценивать уровень грунтовых вод (леса, как оказалось, подъему этих вод только способствуют). И уникальный "докучаевский оазис" за более чем столетнюю историю своего существования это убедительно доказал. Скорость ветра в зоне защитных лесополос гасится на 30-40 процентов, уровень грунтовых вод поднимается на 25-30 процентов, даже в самые сильные морозы меньше промерзает земля, температура воздуха летом понижается на 2-3 градуса, испарение влаги понижается на 15 процентов, вообще микроклимат становится более комфортным для любых культурных растений. Микробиота почвы начинает работать на урожай, плодородие повышается. Особо показательны периоды засух, только в прошлом веке их было около сорока. Урожаи практически всех культур в Каменной степи почти в два раза выше, чем на остальной территории области.

 

Имени Докучаева – достойны!

 

Это был уже второй наш день в Каменной степи. Объехали вместе с Виктором Ивановичем докучаевские места. Конечно, не все – это сотни километров! Полюбовались на дубовую лесополосу № 40 – ей почти сто лет, но каково ощущение. Мощь – даже среди снегов, среди зимы! Здесь неподалеку посмотрели плотину на одном из прудов, даже сейчас видно и слышно – звонкий ручеек бежит внизу по руслу – бьют откуда-то из-под земли живые источники. Кстати, воду проверяли – вода питьевая, вкуснейшая. И еще один факт – ислледования воды из скважины № 16 до сих пор передаются в ЮНЕСКО – мир оценил возможности "докучаевского чуда".

Постояли чуть ли не по колено в снегу, послушали лес. Он – живой, наполнен звуками. Дятел стучит неподалеку, какие-то птицы гортанно кричат, а своеобразный клекот-ток ни с чем не спутаешь, неужели глухари? Зверья в этих рукотворных лесах столько (рядом заказник), что сделавшая стойку собака иной раз не знает, куда бежать, из-под кустов одновременно по два-три зайчонка выскакивают.

Чуть позже, уже в музее, ее хранитель Александра Ивановна Пащенко – сама ученый, кандидат наук - показала макет "докучаевского оазиса". Действительно, впечатляет! Вот они – эти лесополосы, причем по водоразделу – самому высокому месту между рекой и протокой – посадка самая широкая, затем идут привычные нам "клетки", по размерам – все разные. Виктор Иванович пояснил:

- Василий Докучаев для научного эксперимента заложил внутри лесополос поля и по 80-100 гектаров и более компактные – по 30-50 гектаров, которые, по его мнению, и должны были составить основную схему. Жизнь и практическое земледелие остановились на 50-80 гектарах. Этот принцип был взят за основу сталинского плана преобразования природы.

Практически все степные зоны – от Воронежской, Волгоградской областей до Краснодарского края - представляют теперь разбитые поквадратно и обсаженные лесополосами поля. Но, с горечью оба отмечаем, что нынешнее состояние лесополос во многих регионах страны просто прискорбно: не ведется санитарная рубка, не производятся новые посадки, не окультуривается зона в два-три метра между полем и лесополосами, про свалки мусора в "защитках" вообще нынче говорить не принято, как будто нет у нас этого позорного факта. А на Кубани новоявленнные "хозяева" еще

одну моду взяли – нещадно выжигают лесополосы – смотришь, и прибавились вожделенные гектары. Хищническое это земледелие не имеет ничего общего ни с докучаевскими заповедями, ни с современной наукой.

Очень и очень жаль, что в России кроме лесополос, ничего из наследия великого почвоведа и испытателя природы на вооружение не взято! Научный институт бьется в разработках лучших севооборотов, мелиоративных технологий, детально и бережно продолжает – уже несколькими поколениями ученых! – непрерывный 124-летний докучаевский эксперимент, а наши практики "вкачивают" тонны химикатов в почву, не нахвалятся друг другу ростом урожайности, а собственное преступление перед российской землей-матушкой замалчивают. Даже у нас, на Кубани, не могут остановить процесс дегумунизации знаменитых некогда черноземов, средний его показатель 3-4 процента. Примерно то же самое и по всей Центрально-Черноземной зоне, может быть, за исключением Белгородской области и Татарстана, где активнейше развивается животноводство, а следовательно, возрастают "органические вложения" в почву, в севооборотах появились многолетние травы и бобовые для нужд скота, и они же оздоравливают почву.

А повсеместно – три-четыре процента – и те медленно, но верно иссякают, почвы деградируют. Способны ли они "вечно" тянуть даже нынешние урожаи, конкурентно ли наше российское земледелие по сравнению с европейским, где 100-120 центнеров с гектара – норма? Нет и нет – говорят ученые, там, на Западе, иной климат, там осадков больше, там ставка на органику, на животноводство и биологизированное земледелие. А зона рискованного земледелия способна к высокой отдаче только при бережном отношении к земле, к гумусу, при опережающем органо-минеральном наращивании плодородия… Вот и вспомнится докучаевский "куб чернозема", привезенный на парижскую выставку – гумус 12-14 процентов! За какие-то сто лет потерять почти весь потенциал?! Вот и скажешь – хищники на землю пришли – не иначе!

Все, что касается каскадов искусственных прудов, водохранилищ для талых вод и весенних разливлов рек, снегозадержания, орошения – все это "докучаевское богатство" осталось ныне вообще не востребованным. И пока Госдума наша не проснется, пока не появится в России закон об охране и восстановлении плодородия наших земель – ничего не изменится.

К слову, побывали в прошлом году на нескольких международных научных конференциях по сельскому хозяйству. Важнейшие вопросы

агропроизводства обсуждали ученые, но … ни одного представителя депутатского корпуса страны, ни одного губернатора, ни одного представителя Минсельхоза. А в итоге – ошибочный курс на экспорт зерна третьего класса (для несведущих – это почти фуражное, кормовое зерно – для скота) продолжает отстаивать Минсельхоз, а следом – и правительство РФ. Не качественное зерно, что идет на хлебобулочные изделия, выпечку, макароны, а фуражное гоним за бесценок!

"Умная Европа" и Америка доводят зерно до мяса, молока, сыра, тем самым и рабочие места создают. А у нас – как нефть – "живьем", лишь бы не возиться.

Правда, именно в Воронежской области положение стало исправляться, в последние 5-6 лет НИИ сельского хозяйства стал активным участником всех областных и межрегиональных выставок, "Агросезонов", а сам губернатор А.В.Гордеев бывает в институте, знакомится с новыми разработками ученых. Вот и результат.

- До Алексея Васильевича область вообще забыла, что такое животноводство. И посмотрите, что сегодня – активно строятся крупные молочные комплексы на 1,5 – 2 тысячи голов, свинотоварные комплексы на 5-10 тысяч голов, развивается мясное скотоводство. А кроме этого, уже построены комбинаты производства органических удобрений, эта отрасль переживает свое второе рождение. Эффективно заработали Россельхознадзор и Россельхозцентр, - рассказывает Виктор Иванович. – Результат общих усилий нас, ученых, утешает: в Воронежской области хотя бы затормозился процесс исчезновения черноземов, приостановлена дегуминизация почв.

Приходится отметить и то, о чем сам Виктор Иванович умалчивает. Роль НИИ сельского хозяйства просто огромна. Но… Институт создан для всей Центрально-Черноземной зоны, а это Белгородская, Воронежская, Курская, Липецкая и Тамбовская области. На всю ли эту территорию распростаняется ныне влияние НИИ черноземов? И да и нет. Дело в том, что за эти годы каждый регион обзавелся собственными НИИ, которые ведут свою научную работу по самым разным направлениям. Но вопросы плодородия почвы, увы, где-то на предпоследнем месте. Ныне институтам выгодно заниматься более прибыльными отраслями, например, селекцией зерновых, "защитой". Так что пора статус НИИ повысить до "Всероссийского", дать ему больше полномочий, удвоить или утроить финансирование с тем, чтобы его уникальные разработки и, в первую очередь, модели адаптивных

агроландшафтных систем земледелия, технологии обработок почв в засушливом климате были более востребованы по всей степной и черноземной зоне России.

… Вместе с Виктором Ивановичем прошли по всем корпусам НИИ, посетили лаборатории, уникальную научную библиотеку. Ну, что сказать? Впечатлило! Конечно, за годы советской власти, которая просто не жалела средств на науку, здесь столько было построено! Два академических здания, жилой сектор целого поселка, дом культуры, лаборатории, дендрарий, арбаретум (по "лучам света" были высажены деревья и кустарники именно из этих стран). Хозяйство огромное, но везде горят огни, все отапливается, всюду кипит работа. Подумать только – и это не в Москве, а в нашей российской глубинке! Живет своей жизнью докучаевский академгородок, а если по старинке – поселок второго отделения экспедиции.

В рабочий перерыв вышли научные сотрудники к памятнику В.В.Докучаеву для общего фото. Скромно одетые, со своими – каждый – проблемами и вечнорусским нашим безденежьем… А глаза – светятся! Удивительно добрые, честные красивые лица!

Конечно, очень бы хотелось рассказать о нынешних достижениях института. Среди главных достижений, как это странно ни покажется, нынешний его руководитель, при котором здесь все, абсолютно все изменилось! Морально-психологическая атмосфера наладилась, дисциплина, даже статус в регионе и России значительно возрос. В некоторой степени свидетельство тому – вестибюль второй этаж главного корпуса занимают дипломы и благодарности – именно за последние пять-шесть лет! Так что член-корреспондент РАН Виктор Турусов на своем месте. Кстати, это его единственное место работы, пришел в НИИ ровно 36 лет тому назад!

Несмотря на полную загруженность руководящей своей работой, продолжает расти и в профессиональном плане – опубликовано свыше 180 трудов, а его уникальные разработки по созданию адаптивных агроландшафтов нового поколения – это, верится, главное инновационное зерно для сельского хозяйства всей России. Ибо климат повсеместно меняется, природные катаклизмы становятся все жестче, так что "докучаевское наследие" и его современное развитие будут все более и более востребованы. Уже сейчас в институт активно обращаются хозяйства, платят любые деньги, но готовы уже сегодня этой созидательной частью –агроландшафтным моделированием - заняться.

Совершенно уникальны и разработки заместителя директора по науке А. М. Новичихина по защитному лесоразведению, по оценке изменений потенциала плодородия, В.М.Гармашова – по различным методам щадящей гумус обработке почв, Т.И.Чернова, А.К.Тхакаховой, Е.А.Ивановой – по динамике почвенного микробиома и многих других действительно ценных, оригинальных методик и технологий.

 

Все, что нынче наработано в институте, особого, причем самого заинтересованного и серьезного, внимания, обсуждения и изучения требует.

Но и о другой стороне всех этих замечательных достижений сказать тоже надо. Ассигнования на науку по-прежнему остаются микроскопическими. Да, ФАНО финансирует зарплаты и общехозяйственные нужды института. Отчисления на науку – всего-навсего несколько миллионов рублей и те на этот 2016 год урезали. Да, есть собственные доходы – они за время руководства институтом В.И.Турусова возросли с 2 до 25 млн. руб. Но и этого крайне недостаточно. Одна только лаборатория микробиологии (а фитотрон остановился еще в перестройку) обойдется в 70 млн. руб. На остальное ученые даже и не просят! Что это за лаборатория? Да весь мир на них давно уже перешел, не то, что научные центры, крупные компании давно уже свои исследования в них ведут, ибо позволяет микромолекулярная технология за месяц проводить тысячи экпериментов, экономя годы и годы научного труда "в поле".

Давно пора и Госдуме нашей поднять голос в защиту науки. Денег нет в стране? Судя по последним запросам депутатов по скандально-резонансным делам, денег некоторым вообще девать некуда. Так что пора хотя бы "нефтяную трубу" обложить 5-процентным оброком на науку. Хоть будет знать страна, что не все доходы великой державы оседают в виде отелей и недвижимости "за бугром", хоть малая часть общенационального нашего достояния да заработает на Россию, на науку! Великая наша держава этого стоит!

 

Елена Глушенко.

Воронежская область.

Каменная степь.


Газета "Сельская Жизнь" - победитель всероссийского конкурса "Экономическое возрождение России"